Разговоры о теории перспективы


«Он мучается чрезмерным неприятием утрат, из-за чего отрешается от очень симпатичных возможностей».

«Учитывая ее огромное состояние, ее чувственная реакция на пустячные выигрыши и утраты бессмысленна».

«Для него утраты значат в два раза больше, чем выигрыши; это нормально».

27
Эффект владения


Вы наверное и до этого встречали набросок 11 (либо схожие с Разговоры о теории перспективы ним графики), даже если никогда не изучали экономику. На графике представлена «карта безразличия» человека для 2-ух продуктов.


Слушателям вводного курса по экономике разъясняют, что любая точка на карте отражает определенное сочетание дохода и длительности отпуска. Любая «кривая безразличия» соединяет комбинацию 2-ух благ, имеющих схожую полезность. Кривые могли бы перевоплотиться в параллельные Разговоры о теории перспективы прямые, если б люди решались «продать» деньки отпуска ради дополнительного дохода за ту же стоимость, независимо от размеров дохода и длительности отпуска. Неровность графика отражает понижение предельной полезности: чем подольше у вас отпуск, тем меньше вас интересует дополнительный денек к нему; каждый добавленный денек стоит меньше, чем прошлые. Точно так Разговоры о теории перспективы же, чем больше ваш доход, тем меньш е вас волнует надбавка в бакс; вы готовы отрешиться от большей суммы ради дополнительного денька отпуска.
Все точки на кривой безразличия имеют схожую привлекательность. Конкретно это и значит «безразличие»: непринципиально, в какой конкретно точке кривой вы находитесь. Так что, если Разговоры о теории перспективы А и В находятся, с вашей точки зрения, на одной кривой безразличия, они вам равноценны и вы без дополнительных стимулов сможете перейти из одной точки в другую и назад. Этот (либо схожий) график приводится во всех учебниках по экономике, написанных за последние 100 лет, с ним знакомы миллионы студентов. Не Разговоры о теории перспективы много кто замечает, что в графике кое-чего не хватает. Опять-таки сила и изящество теоретической модели не дают студентам и ученым рассмотреть суровый пробел.
На графике отсутствует указание текущих значений дохода и длительности отпуска человека. Если вы работник на окладе, условия трудового контракта фиксируют заработную плату и число дней Разговоры о теории перспективы отпуска – эту точку можно о тметить на кривой графика. Это ваша точка отсчета, статус-кво, но на графике ее нет. Забыв указать эту точку, теоретики, строя график, пробуют вас уверить, что точка отсчета не принципиальна, но теперь-то вы понимаете, что принципиальна. Это все та же ошибка Бернулли. Представление кривой Разговоры о теории перспективы безразличия имплицитно предполагает, что полезность вам на этот момент вполне определяется текущей ситуацией, что прошедшее нерелевантно, а ваша оценка предполагаемой должности не находится в зависимости от критерий сегодняшней работы. Это стопроцентно нереалистичные допущения – и в этом случае, и в почти всех других.
Исключение точки отсчета из карты Разговоры о теории перспективы безразличия – умопомрачительный случай слепоты, вызванной теорией, ведь мы нередко встречаемся со вариантами, когда значимость точки отсчета явна. В переговорах о трудоустройстве обе стороны отлично понимают, что точка отсчета – имеющийся договор и что переговоры сосредоточатся на обоюдных уступках относительно этой точки отсчета. Роль неприятия утрат в переговорах т оже просто осознать Разговоры о теории перспективы: идти на уступки тяжело. Вы по личному опыту отлично представляете роль точки отсчета. Если вам приходилось поменять работу либо переезжать – либо хотя бы обдумывать такую возможность, – вы наверное помните, что рассматривали свойства нового места как плюсы либо минусы относительно реального. Может быть, вы также замечали, что во Разговоры о теории перспективы время этой оценки недочеты кажутся значительнее, чем достоинства: работает неприятие утрат. Трудно согласиться на перемены к худшему. К примеру, малый заработок, на который согласится безработный на новеньком месте, составляет приблизительно 90 % от предшествующего заработка, и за год запросы понижаются меньше чем на 10 %.
Чтоб осознать, с какой силой оказывает влияние точка отсчета на Разговоры о теории перспективы наш выбор, представьте Альберта и Бена, «близнецов-гедонистов» с стопроцентно совпадающими вкусами и работающих на схожих стартовых должностях – с небольшим доходом и маленьким отпуском. Их сегодняшние происшествия соответствуют точке 1 на рисунке 11. Компания предлаг ает им две более высочайшие должности, А и В, и предлагает решить, кто согласится на Разговоры о теории перспективы надбавку в 10 000 баксов (должность А), а кто получит излишний оплачиваемый денек отпуска за каждый месяц работы (должность В). Так как близнецам все равно, они кидают монетку. Альберт получает надбавку, Бен – дополнительные выходные. Проходит время, и близнецы привыкают к новым должностям. Сейчас компания предлагает им обменяться местами, если пожелают.
Стандартная Разговоры о теории перспективы теория, представленная на рисунке, подразумевает, что предпочтения с течением времени не изменяются. Должности А и В идиентично презентабельны для обоих близнецов, и им не пригодится, либо практически не пригодится, дополнительный стимул, чтоб согласиться на обмен. И совершенно напротив – теория перспектив утверждает, что оба близнеца точно предпочтут остаться там, где есть. Это Разговоры о теории перспективы предпочтение статус-кво – следствие неприятия утрат.
Возьмем Альберта. Вначале он находился в точке 1 на графике и с этой отправно й точки считал идиентично симпатичными две последующие кандидатуры:

Должность А: надбавка 10 000 баксов
Либо
Должность В: 12 дополнительных дней отпуска.

Принятие должности А меняет точку отсчета для Альберта; когда он рассматривает переход на должность Разговоры о теории перспективы В, структура выбора смотрится по другому:

Остаться на должности А: ни выигрыша, ни утрат
Либо
Перейти на должность В: 12 дополнительных дней отпуска и понижение заработной платы на 10 000 баксов.

Вот вам наглядный пример личного чувства неприятия утрат. Вы сами чувствуете: понижение заработной платы на 10 тыщ баксов – нехорошая новость. Даже если Разговоры о теории перспективы 12 дней отпуска были так же презентабельны, как и надбавка в 10 тыщ баксов, то же самое повышение отпуска не может восполнить утрату 10 тыщ баксов. Альберт остается в должности А, так как недочеты перехода перев ешивают достоинства. Те же резоны относятся и к Бену, который тоже захотит сохранить сегодняшнюю должность Разговоры о теории перспективы, так как утрата отпуска, ставшего милым сердечку, перевешивает увеличение дохода.
Этот пример высвечивает два нюанса выбора, которые не предвещает стандартная модель кривой безразличия. Во-1-х, вкусы не остаются застывшими; они изменяются вкупе с точкой отсчета. Во-2-х, вред от перемен кажется крупнее, чем достоинства, что вызывает тягу к сохранению статус-кво. Естественно Разговоры о теории перспективы, неприятие утрат совсем не значит, что вы никогда не пожелаете поменять свое положение; выгоды от перспектив могут перевесить даже гиперболизированные утраты. Неприятие утрат значит только, что выбор находится в зависимости от точки отсчета (и в целом склоняется в сторону малеханьких, а не огромных перемен).
Классические графики Разговоры о теории перспективы безразличия и предложенное Бернулли представление исходов как размеров богатства вызваны неверным допущением: что полезность текущего момента зависит тольк о от самого момента и не связана с вашей историей. Исправление этой ошибки стало одним из достижений поведенческой экономики.

Эффект владения

Не всегда просто ответить на вопрос о времени появления какого-нибудь подхода либо направления Разговоры о теории перспективы, но зарождение того, что именуется сейчас поведенческой экономикой, можно отследить точно. Сначала 1970-х годов Ричарду Талеру, в ту пору аспиранту очень ограниченного факультета экономики Рочестерского института, в голову начали приходить еретические мысли. Талер, всегда обладавший острым мозгом и ироничной жилкой, в студенческие годы развлекался, собирая наблюдения Разговоры о теории перспективы за поведением, которые нельзя было разъяснить исходя из убеждений рациональной модели экономического поведения. Особенное наслаждение он получал, следя примеры экономической иррациональности у собственных педагогов, – один случай показался ему просто классным.
Доктор Р. (сейчас понятно, что это Ричард Розетт, ставший деканом школы бизнеса Чикагского института) был жарким приверженцем стандартной теории экономики, также утонченным Разговоры о теории перспективы знатоком вин. Талер увидел, с какой неохотой доктор Р. продавал хоть бутылку из собственной коллекции – даже за 100 баксов (в ценах 1975 года!). Брал вина доктор Р. на аукционах, но никогда не платил больше 35 баксов за вино такого же свойства. Он никогда не брал и не продавал вин в Разговоры о теории перспективы ценовом спектре меж 35 и 100 баксами. Таковой ценовой разрыв не согласуется с экономической теорией, согласно которой у доктора должна быть конкретная оценка бутылки. Если он оценивает определенную бутылку из собственной винотеки в 50 баксов, то должен бы согласиться реализовать ее за всякую стоимость выше 50 баксов. Если у него нет таковой бутылки, он Разговоры о теории перспективы должен бы согласиться приобрести ее за всякую стоимость ниже либо равную 50 баксов. Малая применимая продажная стоимость и наибольшая применимая покупная стоимость дол жны бы совпадать, но на самом деле малая продажная стоимость (100 баксов) оказалась безмерно выше наибольшей покупной цены (35 баксов). Владение продуктом, похоже, повысило его ценность.
Ричард Талер нашел Разговоры о теории перспективы огромное количество примеров того, что именовал «эффектом владения», в особенности в отношении продуктов «неповседневного спроса». Просто можно представить себя в схожей ситуации. Например, у вас на руках билет на концерт пользующейся популярностью группы, который вы заполучили за номинал – 200 баксов. Вы – страстный поклонник группы и просто заплатили бы до 500 баксов за Разговоры о теории перспективы билет. Билет у вас есть, и вы читаете в вебе, что более богатые либо более отчаянные фанаты предлагают 3000 баксов. Продадите? Если вы таковой же, как большая часть зрителей аншлаговых концертов, то не продадите. Ваша малая продажная стоимость – выше 3000 баксов, а наибольшая покупная – 500 баксов. Это пример эффекта владения, который поставит Разговоры о теории перспективы в тупик приверженца стандартной экономической теории. Талер занялся поисками идеи, которая растолковала бы подобные курьезы.
Посодействовал случай. Талер, встретив 1-го из наших бывших студентов на конференции, ознакомился с предварительным вариантом теории перспектив. Талер прочел рукопись с неестественным одушевлением и стремительно понял, что функция ценности при неприятии Разговоры о теории перспективы утрат в рамках теории перспектив в состоянии разъяснить и эффект владения, и некие другие загадки из его коллекции. Необходимо было просто отрешиться от стандартной идеи, что для доктора Р. есть уникальная полезность в обладании конкретно этой бутылкой. Теория перспектив представила, что желание приобрести либо реализовать бутылку находится в зависимости Разговоры о теории перспективы от точки отсчета – обладает ли доктор этой бутылкой на данный момент либо нет. Если он обладает бутылкой, он рассматривает боль от расставания с ней. Если не обладает – наслаждение от получения бутылки. Эти величины неравны из-за неприятия утрат: расставание с бутылкой красивого вина принесет больше огорчения, чем получение таковой же бутылки Разговоры о теории перспективы принесет удовольст вия. Вспомните график утрат и выигрышей в предшествующей главе – наклон кривой круче в отрицательной области; реакция на утрату посильнее, чем реакция на соответственный выигрыш. Конкретно такое разъяснение эффекта владения находил Талер. 1-ое применение теории перспектив к экономической головоломке, похоже, стало принципиальной вехой в развитии поведенческой Разговоры о теории перспективы экономики.
Узнав, что мы с Амосом будем в Стэнфорде, Талер отправился туда. Мы плодотворно провели год, многому научились друг у друга и стали друзьями. Через семь лет у нас с Талером появилась возможность совместной работы в Ванкувере, где мы продолжили диалог меж психологией и экономикой. Фонд Рассела Сэйджа, один из главных спонсоров Разговоры о теории перспективы исследовательских работ поведенческой экономики, предоставил Талеру грант. В Ванкувере мы тесновато сотрудничали с местным экономистом, Джеком Кнетчем, который делил наш острый энтузиазм к эффекту владения, правилам экономической справедливости и пряной китайской кухне.
Начальной точ кой наших исследовательских работ стало то, что эффект владения не универсален. Если вас Разговоры о теории перспективы попросят разменять пятидолларовую банкноту по баксу, вы отдадите 5 купюр, не ощущая утраты. Нет особенного неприятия утраты, когда вы платите средства за туфли. Торговец, отдающий туфли в обмен на средства, точно не чувствует утраты: продаваемые туфли вначале воспринимаются им как массивный эквивалент средств, которые он возлагал надежды получить от покупателя. Дальше, отданные Разговоры о теории перспективы торговцу средства вы не ощущаете как утрату, так как воспринимаете средства как эквивалент приобретаемых туфель. Эти случаи простой купли-продажи в принципе не отличаются от обмена пятидолларовой банкноты на 5 баксовых купюр. В случаях обыденных коммерческих обменов с обеих сторон нет неприятия утрат.
Что отличает эти рыночные сделки от нежелания Разговоры о теории перспективы доктора Р. продавать свое вино либо от нежелания обладателей билетов на Суперкубок реализовать их даже по завышенной стоимости? Отличительная черта в том, что туфли, которые реализует вам торговец, и средства из вашего бюджета, которые вы тратите на туфли, предусмотрены «для обмена». Они приготовлены, чтоб поменять их Разговоры о теории перспективы на другие продукты. Продукты другого рода – вино либо билеты на Суперкубок – предусмотрены «для использования»: для личного употребления либо для наслаждения. Ваш отпуск и уровень жизни, доступные при вашем доходе, также не созданы для реализации либо обмена.
Мы с Кнетчем и Талером разработали опыт, который показал контраст меж продуктами, созданными для Разговоры о теории перспективы личного употребления и для обмена. Отчасти мы взяли в долг схему опыта у Вернона Смита, основоположника экспериментальной экономики, с которым много лет спустя разделили Нобелевскую премию. Согласно этой методике, участникам «рынка» раздается ограниченное число жетонов. Участник, у которого в конце опыта остаются на руках жетоны, может поменять их на Разговоры о теории перспективы наличные. «Обменный курс» был различным для различных участников – это отражало факт, что продукты, обмениваемые на рынке, д ля одних людей более ценны, чем для других. Один и тот же жетон может стоить 10 баксов вам и 20 – для меня; обмен по хоть какой стоимости в промежутке меж этими значениями будет выгоден нам обоим Разговоры о теории перспективы.
Смит живо показал, как работают главные механизмы спроса и предложения. Участники один за одним делают открытые предложения на покупку либо продажу жетонов, а другие открыто отвечают на предложение. Заключаемые сделки и цены, по которым жетоны перебегают из рук в руки, лицезреют все. Результаты подчиняются серьезным законам Разговоры о теории перспективы, как будто физические опыты. С той же неизбежностью, с какой вода течет вниз, участники, которым жетоны не очень дороги (так как их «обменный курс» низок), продают с прибылью свои жетоны тем, для кого они более ценны. Когда торги завершаются, жетоны накапливаются в руках таких приобретателей, которые получают за их больше Разговоры о теории перспективы средств от экспериментатора. Мистика рынка сработала! Более того, финансовая теория точно предвещает и окончательную цен у, которая установится на «рынке», и число жетонов, которые поменяют обладателя. Если вначале жетоны пораздавать половине участников рынка в случайном порядке, теория предвещает, что половина жетонов перейдет из рук в руки.
Для нашего опыта мы Разговоры о теории перспективы использовали измененный способ Смита. Любая сессия начиналась с нескольких раундов обмена жетонами; результаты обмена подтверждали сведения, приобретенные Смитом. Оцениваемое количество сделок обычно было близко либо точно совпадало с количеством, предсказанным стандартной моделью. Жетоны, очевидно, представляли ценность только поэтому, что их можно было поменять на наличные у экспериментатора; сами жетоны не Разговоры о теории перспективы имели «потребительской ценности». Потом мы организовали схожий рынок для предметов, которые, по нашему воззрению, представляли ценность для употребления: красивые кофейные чашечки, увенчанные символом института, где проводился опыт. Чашечка стоила приблизительно 6 баксов (сейчас они обошлись бы раза в два дороже). Чашечки распределялись случайным образом посреди половины участников. «Продавцы Разговоры о теории перспективы» выставляли чашечку впереди себя, а «покупателям» предлагалось поглядеть на чашечку; все объявляли стоимость предполагаемой сделки. Результаты оказались поразительными: средняя продажная стоимость практически в два раза превосходила среднюю покупную стоимость, и число заключенных сделок оказалось приблизительно в два раза меньше, чем предвещала стандартная модель. Мистика рынка не работала в отношении продуктов, которыми Разговоры о теории перспективы обладатель намеревался воспользоваться.
Мы провели серию тестов, варьируя функцию, и получили те же самые результаты. Мне больше всего приглянулся вариант, в каком к торговцам и покупателям добавилась 3-я группа – «оценщики». В отличие от покупателей, которые растрачивали собственные средства на приобретение продукта, оценщики могли получить или чашечку, или Разговоры о теории перспективы средства; они указывали сумму, получить которую было бы так же лучше, как продукт. В итоге были установлены последующие цены:

Торговцы – 7,12 бакса
Оценщики – 3,12 бакса
Покупатели – 2,87 бакса

Разница меж торговцами и оценщиками изумительна, ведь перед ними стоял один и тот же выбор! Если вы торговец, вы отправитесь домой либо с чашечкой, либо с средствами; но если Разговоры о теории перспективы вы оценщик, у вас те же варианты. Длительные последствия решения в этих группах схожи. Единственная разница – в сиюминутных чувствах. Высочайшая стоимость, заявленная торговцами, отражает нежелание расставаться с вещью, которая им уже принадлежит, – такое нежелание мы лицезреем у малыша, отчаянно вцепившегося в игрушку и приходящего в ярость, если ее отбирают Разговоры о теории перспективы. Неприятие утрат встроено в автоматическую структуру оценки Системы 1.
Покупатели и оценщики установили схожие цены, хотя покупателям приходилось платить за чашечку, которая оценщикам доставалась безвозмездно. Таких результатов следовало бы ждать, если б покупатели не принимали средства, отданные за ча шку, как утрату. Сцинтиграфические снимки мозга подтверждают разницу. Продажа продукта Разговоры о теории перспективы, которым можно пользоваться самому, активирует отделы мозга, связанные с омерзением и болью. При покупке эти отделы тоже активизируются, но только если стоимость представляется очень высочайшей – когда вы чувствуете, что торговец получает больше обменной цены. Запись сигналов мозга указывает также, что покупка по очень низкой стоимости – приятное событие.
Стоимость на Разговоры о теории перспективы чашечки, выставленная торговцами, более чем вдвое превосходит стоимость, обозначенную оценщиками и покупателями. Коэффициент очень близок к коэффициенту неприятия утрат при рискованном выборе, как следовало бы ждать, если б одна и та же функция ценности выигрышей и утрат средств применялась и к выбору в ситуации риска, и к выбору без Разговоры о теории перспективы риска. Соотношение приблизительно 2:1 возникает в исследовании различных областей экономики, включая реакцию хозяек на изменение цен. Как и предсказали бы экономисты, покупатели обычно получают бол ьше яиц, апельсинного сока и рыбы, когда цены понижаются, и уменьшают покупки при росте цен; но, в противоречии с пророчествами экономической теории, эффект роста Разговоры о теории перспективы цен (другими словами утраты относительно точки отсчета) приблизительно в два раза больше, чем эффект от выигрыша.
Опыт с чашечками остается стандартной демонстрацией эффекта владения, вместе с еще больше ординарными опытами, о которых приблизительно в то же время поведал Джек Кнетч. Он попросил студентов 2-ух групп заполнить опросник и в Разговоры о теории перспективы заслугу вручал им подарок, который оставался перед студентом всегда опыта. В одном опыте вручалась дорогая ручка; в другом – плитка швейцарского шоколада. В конце занятий экспериментатор демонстрировал 2-ой подарок и разрешал всем желающим поменять собственный подарок на другой. Всего только около 10 % участников решили поменять подарок. Большая часть тех, кто получил ручку Разговоры о теории перспективы, остались с ручкой, а те, кто получил шоколад, тоже решили остаться при собственном.

;Мыслить как трейдер

Существование точки отсчета и то, что утраты кажутся больше соответственных выигрышей, числятся основополагающими мыслями теории перспектив. Силу этих мыслях иллюстрируют наблюдения, в течение пары лет собранные на реальном рынке. Исследование бостонского рынка недвижимости в период Разговоры о теории перспективы спада отдало в особенности калоритные результаты. Создатели исследования сравнили поведение хозяев схожих квартир, купивших их по разной стоимости. Для оптимального агента покупная стоимость не имеет существенного значения – принципиальна только сегоднящая рыночная стоимость. И совершенно по другому – для гумана в период спада на рынке жилища. Обладатели с высочайшей точкой отсчета Разговоры о теории перспективы под опасностью бо́льших утрат устанавливают стоимость на квартиру выше, растрачивают на продажу больше времени и в итоге получают больше средств.
Демонстрация асимметрии меж продажными и покупными ценами (либо, что более внушительно, меж ценами продавцов и оценщиков) оказалась очень принципиальна для принятия мыслях о точке отсчета Разговоры о теории перспективы и неприятии утрат. Но просто осознать, что точки отсчета изменчивы, в особенности в необыкновенной лабораторной ситуации, и что эффект владения можно убрать, изменив точку отсчета.
Не стоит ждать эффекта владения, если обладатель рассматривает свои продукты как имеющие ценность для обмена в дальнейшем – обыденный взор в рамках коммерческих и денежных рынков. Джон Лист Разговоры о теории перспективы, доктор экспериментальной экономики, изучавший процессы обмена на примере коллекционеров бейсбольных карточек, нашел, что начинающие трейдеры без охоты расстаются с карточками, которыми обладают; но с опытом это нежелание теряется. Что удивительнее, Лист нашел суровое воздействие трейдерского опыта на эффект владения в отношении новых продуктов.
На одной из Разговоры о теории перспективы встреч коллекционеров Лист повесил объявление, приглашая присутствующих принять роль в маленьком опросе, за который они получат маленький подарок: кофейную чашечку либо шоколадную плитку той же цены. Подарки раздав ались случайным образом. По окончании опроса Лист обращался к каждому добровольцу: «Вы получили чашечку [шоколадку], но, если желаете, сможете ее поменять на шоколадку Разговоры о теории перспективы [чашку]».
В четком согласовании с тестом Джека Кнетча Лист нашел, что только 18 % неопытных трейдеров решались поменять подарок на другой. И напротив, бывалые трейдеры не показали и тени эффекта владения: 48 % из их поменяли подарок! В рыночном окружении, где обмен – норма, подарки меняют без колебаний.
Джек Кнетч также провел несколько тестов Разговоры о теории перспективы, в каких методом тонких манипуляций избавлял эффект владения. Участники показывали этот эффект, если предмет некое время находился у их во владении, другими словами при отсроченном извещении о способности обмена. Обыденные экономисты наверное с готовностью заявили бы, что Кнетч очень много времени провел посреди психологов, так как в его Разговоры о теории перспективы экспериментальных манипуляциях очень приметно внимание к переменным, принципиальным для соц психологов. По правде, различия в методологии меж экспериментальными экономистами и психологами ярко появляются в непрекращающихся обсуждениях по поводу эффекта владения.
Разумеется, бывалые трейдеры научились спрашивать себя: «Насколько я желаю иметь конкретно эту чашечку по сопоставлению с остальными предметами Разговоры о теории перспективы, которые я могу получить?» Этот вопрос задают эконы; и этот вопрос избавляет эффект владения, так как не приводит к появлению асимметрии меж радостью получения и горечью.
Недавнешние исследования психологии «принятия решений в критериях нищеты» позволяют представить, что бедные – еще одна группа, в какой тяжело ждать эффекта владения. Согласно теории перспектив Разговоры о теории перспективы, бедность значит существование ниже своей точки отсчета. Есть вещи, в каких человек нуждается, но не может получить, так что он всегда «в проигрыше». Таким макаром, маленькие средства, которые человек получает, воспринимаются как сокращение утрат, а не выигрыш. Эти средства помогают чуток приблизиться к точке отсчета, но бедняк всегда будет оставаться Разговоры о теории перспективы на крутой ветке графика функции ценности.
Бедные люди задумываются как трейдеры, но динамика тут совсем другая. В отличие от трейдеров, бедняк не безразличен к разнице меж получением и отказом. Его неувязка в том, что он выбирает из утрат. Средства, потраченные на один продукт, – это утрата другого, который можно было Разговоры о теории перспективы бы приобрести. Для бедного издержки – это утраты.
Мы все знаем людей, для которых неважно какая растрата болезненна, хотя беспристрастно они полностью безбедны. Вероятны также культурные различия в отношении к деньгам и, в особенности, к растратам на прихоти и маленькие предметы роскоши, к примеру на прекрасную чашечку. Такое различие может Разговоры о теории перспективы разъяснить значимый разрыв меж плодами «эксперимента с чашками» в США и Англии. Продажные и покупные цены существенно отличались в опытах с ролью студентов из США, но эта разница оказалась гора здо меньше посреди британских студентов. Эффект владения все еще просит кропотливого исследования.


razlichiya-menedzherov-i-predprinimatelej.html
razlichiya-mezhdu-genitalnim-harakterom.html
razlichiya-mezhdu-mneniem-obosnovannim-suzhdeniem-i-faktom-vse-prava-zashisheni-nikakaya-chast-dannoj-knigi-ne-mozhet.html