РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова

РАЗГОВОР III

…Гость рассеянно постукивает пальцами по переплету книжки, как будто собирается с идеями до разговора. Собеседник, как обычно, посиживает за столом напротив него, молчит — тоже как обычно. Ожидает, чтоб Гость первым РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова начал разговор. Тихо; слабо пощелкивает свеча. Может быть, ей интересно услышать продолжение беседы либо узреть лица 2-ух людей ?Но если 2-ое ей никак не удается, то 1-ое…

— ^ Тяжело читать, — кратко вздохнув, гласит Гость. — Осознать тяжело РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова с первого раза.

— Я уже гласил вам: человеку тяжело обрисовывать Бессмертных — просто поэтому, что они не люди. Они разговаривают видами — мыслеобразами, если желаете: им еще не с кем гласить словами РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Часто передать такую речь не легче, чем осознать Изначальных.

— ^ В «Валаквэнте» говорится о том, что майяр — это младшие Айнур; тут они — сотворенные; почему?

— Ну, в «Книге Утраченных Сказаний» майяр вообщем именуются «детьми богов»… и РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова определению «младших Айнур» это не противоречит, пожалуй. А вот о том, что Эру творил каких то младших духов, не говорится нигде. С другой стороны, сказано, что только четырнадцать изо всех Айнур пришли РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова в мир…

— ^ И Тулкас. Кстати, почему он в этой книжке таковой?

— Валар все различные. Есть Валар Стихии: Манве Воздух, Ульмо Вода, Ауле Земля, Йаванна Жизнь. Есть Валар миссии: Варда, которой РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ведом лучше иных План Творения; Ороме, который избавляет противоречие в воплощении Плана; Вана, Нэсса… Есть Намо Закон. Вайрэ Память. Ирмо Предвидение. Эстэ Исцеление. Ниенна… тут тяжело уложиться в одно слово: память о том, чего РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова уже нет, и познание того, чего уже не будет. И есть Тулкас. У него нет собственной стихии, нет собственной миссии, есть только цель: убить Неприятеля. По человечески говоря, Эру РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова его околпачил: выполнив свою задачку, Тулкас остается без дела — а возвратиться в Чертоги Илуватара, покинуть мир он не может. До конца времен: «Отныне вы — жизнь этого мира…» — помните?

— ^ Означает, Илуватар жесток, по вашему РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова?

— Вовсе нет; и «по человечески говоря» не означает «истинно». Тут есть две точки зрения, о их уже говорилось в «Обретении Имени». Айнур можно рассматривать как «органы чувств» Илуватара: с помощью их он РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова чувствует мир, бытие, время… Можно сказать, и что Айнур — орудия Эру. В первом случае — представьте для себя человека, который закрывает глаза либо зажимает уши, чтоб не созидать и не слышать чего либо: можно РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ли именовать его ожесточенным по отношению к своим очам либо ушам ?Вряд ли схожее действие будет восприниматься как неприятное его, человека, природе — тем более ожесточенное. Сопоставление, естественно, облегченное; но ведь и Илуватар РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — не человек, существо, наделенное непостижимыми для нас возможностями… Что все-таки касается Айнур как орудий Эру — можно ли мастера именовать ожесточенным по отношению к инструментам, им и изготовленным ?Он употребляет их так РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, как находит необходимым, для заслуги собственной цели. Ну и не только лишь Айнур — но об этом мы побеседуем позднее.

— ^ Но если Валар делают майяр по собственному виду и подобию, означает РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, они повторяют то, что в «Обретении Имени» названо «ошибкой Илуватара» ?

— Да, творят в согласовании с этим же законом, по которому сделаны они сами. А Тулкас… может быть, и он в конце концов сделал РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова самостоятельное живое существо, сущностью которого стала битва. Я не знаю. Боюсь только, на такое деяние ушли бы все силы Могучего — он сам стал бы скульптурой посреди статуй в собственных чертогах. А его Сотворенному не РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова было бы места в Валиноре…

^ Оба молчат некое время: должно быть, Гость обдумывает услышанное.

— Да! О трудности восприятия, — спохватывается Собеседник. — Моя вина: нам стоило сходу условиться о понятиях. В Книжке часто употребляются РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова не обычные по «Сильмариллион» обозначения, а слова понятия, взятые из Ах'энн. Изначальные, ах'энни, — это Валар, те, кто существовал от начала мира. Сотворенные, илифаэрнэй, малыши духа, — майяр. Пробужденные РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, къал'айни, — все «стихийные духи»: Духи льда — Хэлгэайни; Балроги, Духи Огня — Ллах'айни, либо Ахэрэ, Пламя Тьмы; Духи леса — фэа алтээй, это быстрее переводится как «душа леса»… Воплощенные — все живущие, но почаще РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова это слово употребляется в отношении эльфов и людей.Ах'къалли практически «первые, проснувшиеся к жизни» — это эльфы;файар, илифааэй, «свободные», — Люди. О гномах Аулехини Книжка практически ничего не гласит: имя этого народа на языке РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Севера звучало какАртаннар иринэй, Детки Ваятеля. Искаженные либо Модифицированные — зависимо от того, о каком племени речь идет, — орки; в языке Севера употребляется их модифицированное самоназвание — ирхи. Тхэннэй, Хранители, — это драконы РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова;къал'торни, «камень пробужденный к жизни», — тролли… Вот как бы и все.

— Постараюсь уяснить… — Гость пододвигает к для себя Книжку, переворачивает новейшую страничку…

^ ТВОРЕНИЕ: Весна Арды

Век Столпов Света


Арда должна стать РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова домом для малышей Одного — нескончаемым, постоянным, совершенным домом: так предречено. Так предпето Музыкой Айнур.

В Доме нет места Тьме — и высятся над землей, струя сияние нескончаемого денька, Столпы Света, величавые Осветительные приборы, Иллуин РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова и Ормал, творящие безвременье — миг, растянувшийся на века.

Дом должен быть великолепен — и подымаются, тянутся к свету деревья и травки Йаванны Кементари — огромное количество растений, величавых и малых: мхи и лишайники, и РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова травки, и большие папоротники, и деревья — как будто живы горы, чьи верхушки добиваются купола небес, чье подножие кутает зеленоватый сумрак; но в безвременье даже легчайшее дуновение ветра не пошевелит их листву. Гладкое зеркало РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова — моря и озера Ульмо, отражающие нескончаемый свет.

И являются животные в равнинах, заросших травками, в реках и озерах и в сумраке лесов: живы скульптуры в мире без времени. А Изначальные отыскивают — отыскивают совершенной РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова гармонии Дома. Им некуда торопиться: впереди Вечность.

Вечность неизменности.

Совершенный покой.

Весна Арды.

Мир картина, с которой соскабливают, стирают неидеальное изображение — и отрисовывают новое. Мир гобелен, который распускают, когда в него РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова вплетается ошибочно избранная нить. Мир поэма, которую переписывают опять и опять в поисках совершенства. Мир музыка, которую исполняют вновь и вновь, стремясь достигнуть идеального звучания.

Живой мир, замкнутый в скорлупу РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова безвременья.

Мир, не понимающий погибели.

Забывший, что такое жизнь.


…Он стиснул виски руками: Арта глухо стонала от боли, как будто дама, которая не может разрешиться от бремени; огнь, ее жизнь, жег ее изнутри РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова. Вопль пульсировал в его мозгу в такт биению крови в висках, не умолкая, не умолкая, не умолкая ни на минутку. Боль стиснула его сердечко, как будто чья то императивная флегмантичная рука.

Мир РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, потерявшийся меж жизнью и небытием. Живое пламенное сердечко, бьющееся в застывшем теле.

Тогда и он поднял руку.

И дрогнула земля под ногами Валар.

И упали Столпы Света.

…Когда Осветительные приборы упали РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, по телу Арты прошла дрожь, как будто ее разбудило прикосновение раскаленного железа. Глухо нарастая, из земных недр рванулся в небо рев, и фонтанами брызнула ее пламенная кровь, и пламенные языки вулканов лизнули небо. Когда Осветительные РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова приборы упали, сорвались с цепи спавшие дотоле стихии; обезумевший раскаленный ветер омывал тело Арты, выдирал из ее недр горы, размазывал по небу тучи пепла и грязищи. Когда Осветительные приборы упали РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, молнии разодрали слепое небо, и сметающий все на собственном пути темный дождик обвалился навстречу рвущемуся в небо пламени. Трещинкы земли набухали лавой, и пламенные реки ползли навстречу сорвавшимся с места водам, и РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова черные струи пара вздымались в небо. И установилась Тьма, и не стало неба, и багряные сполохи залили томные низкие тучи, и иссиня белые молнии вспороли дымные облака. И не стало звуков РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, ибо стон Арты, бившейся в родовых муках, был такой, что его уже не принимало ухо. В молчании рушились и вздымались горы, срывались пласты земли, и бились о жаркие горы новые реки, и подымалиь из РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова глубин моря новые земли, и белоснежный пар клубился над неостывшей их поверхностью.

Казалось, незримая рука сминает мир как глину, лепит его поновой. И в немоте встала волна, выше самых больших РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова гор Арты, и беззвучно проехалась — волна воды по волнам суши… И утихла плоть Арты, и стало слышно ее прерывающееся пламенное дыхание.

Когда Осветительные приборы упали, не было света, не было тьмы, но это РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова был миг Рождения, миг Начала Времен.

И была ночь.

…и над ночной горящей землей на крыльях темного ветра летел он и хохотал свободно и отрадно. С грохотом рушились горы — и восставали РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова вновь, выше прежних. И кто то прошептал Мелькору: оставь собственный след… Он спустился вниз и ступил на землю. Он вдавил ладонь в незастывшую лаву, и огнь Арты не обжег его руку; Изначальный был — одно РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова с этим миром. Он стал — Обрученным с Артой. И на темной ладье из остывшей лавы плыл он по горящей реке, и пламенным хохотом смеялась Арта, освобождаясь от кандалов, и вторил ей Мелькор РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, запрокинув лицо к небу, радуясь свободе и силе молодого мира.

И был денек.

…в клубах раскаленного пара, в облаках медлительно оседающего на землю темного пепла встало Солнце, и свет его РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова был красным, багряным, кровавым. И было затмение Солнца. Оно обратилось в пламенный, невыносимо зияющий серп, а позже стало черным диском — горящая тьма; и корона пламени окружала его, и в биении небесного огня, в танце РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова неспешных хлопьев пепла слышался отголосок черной, мятежной и суровой музыки; в нее вплетался грустный льдистый шорох и тихий гул звезд — теплая мелодия флейты; и быстрый ветер, ледяной и пламенный, звучал, как низкие голоса РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова струнных; и приглушенный хор горных вершин был как глуховатое многоголосье медных труб…

Он шел, вслушиваясь в прерывающееся дыхание земли. Он гласил, и песнью были его слова, исцеляющие и изгоняющие боль, — тогда РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова ровно и уверенно стало биться пламенное сердечко Арты, и размеренным стало ее дыхание. Тишь стала в мире, и Обрученный с Артой услышал тихий шепот нерожденных растений, укрытых слоем пепла. И песнью были РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова его слова, обращающие погибель в сон, чтобы в подабающий час проснулись в новеньком мире деревья и травки. И Песнью были его слова — той, что дарует жизнь, что творит живое из неживого.

Но пока РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова он пел, вновь рванулось в небо пламя вулкана и расступилось, и вышли из него новые неизвестные существа, пугающе красивые. Горящая тьма была плотью их, и глаза их были — озера огня РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова; были они рождены из пламени земли силой Слова и Песни. И стали Пробужденные, которым нарек он имя Ахэрэ, Пламя Тьмы, и Ллах'айни, Пламенные духи, спутниками Обрученного с Артой. Были они другой РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова природы, чем майяр; огнь был их сутью, и ни смирить, ни укротить их до конца не мог никто. Малыши Илуватара, Перворожденные, окрестили их Валараукар, и Балрогами — Могущественными Демонами. Жизнь их могла продолжаться вечно РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова, но, если удавалось уничтожить их, обращались они в пламя и растворялись в огне земли, ибо были они воплощением стихии огня и огнь был сутью их.

Они были могучи и великолепны. Но они не РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова были людьми.


…Когда утихла земля, и пепел укрыл ее, как будто темный плащ, и развеялась томная туманная темнота, Мелькор увидел новый мир. Нарушен был покой вод и земель, и РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова поболее не было в лике Арты сходства с застывшей маской. Горные цепи вставали на месте долин, море затопило бугры, и заливы остро врезались в сушу. Пенные обезумевшие неукрощенные реки, ревя на перекатах, несли РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова воды к океану; и над водопадами в кисее маленьких брызг из воды и лучей Солнца рождались радуги.

Обрученный с Артой глубоко, всей грудью, вдохнул воздух освеженного мира. Он улыбался.


…^ Я не забуду РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова.

Не забуду никогда. Просто не смогу запамятовать.

Миг, когда я произнес миру: ты — это я.

Миг, когда Арта произнесла мне: ты — это я.

Мы стали единым: мы познавали, ощущали, изменяли друг дружку; в единении РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова собственном — мы обучались друг у друга. Мы были — пламя и камень, вода и ветер. Мы были мгновением в Вечности — но то был миг рождения Времени и Жизни.

^ Даже если б не РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова было нитей, которыми связала нас с миром Изначальная Музыка, я не сумел бы с этого момента покинуть Арту.

Она стала моей жизнью.

Я стал ее жизнью.

Я, Мелькор.

Не Восставший в РАЗГОВОР III - Наталья Васильева, Наталья Некрасова Мощи: Возлюбивший Мир…



razlichiya-v-normativnom-regulirovanii-i-metodologii-buhgalterskogo-i-nalogovogo-ucheta.html
razlichiya-v-plodorodii-zemli.html
razlichiya-v-stroenii-pro-i-eukariot.html